Рассказ. Кафе воспоминаний. Окончание

Svetlanika
Svetlanika 12. Сентябрь 2018 22:55
257

А Александр Францевич вовсе и не чувствовал себя гостем – он по-хозяйски осматривал квартиру Вероники, отмечая про себя все достоинства и недостатки. После того, как с крючка сорвалась Ариадна (ох, какой лакомый кусочек был!), Александру Францевичу пришлось искать другую избранницу. Из всех дам он выбрал Веронику Анатольевну – она казалась ему легкой добычей.  Оставалось только посмотреть на жилплощадь.  Да, несмотря на свой преклонный возраст Александр Францевич был охотником за состоятельной невестой. Он, конечно, не собирался травить жену с целью остаться богатым вдовцом, просто ему негде было жить.  Просто негде.

Жизнь Александра Францевича сделала крутой вираж в тот зимний день, когда его жена с дочерью и внуками ехали к нему в больницу и попали в страшную аварию. Александр Францевич лежал в больнице после операции на сердце и не сразу узнал о том, что  потерял всех, только удивлялся, почему к нему никто не приходит, и почему домашний телефон молчит. Страшную новость сообщил Александру его старинный друг Эдуард, пришедший наутро после похорон. Не сразу можно было осознать это горе. Не сразу поверить. Только оказавшись в пустой квартире сердце сжало тисками – Неллина кружка с недопитым чаем, игрушки внуков-близнецов.  И тишина. Зловещая, звенящая. 

Через пару дней Эдуард заглянул проведать друга и очень вовремя. Оказалось, Александр Францевич не ел вот уже сутки. А через месяц оказалось, что одной пенсии не хватает для оплаты квартиры и более-менее сносного проживания.  Что делать одинокому старику под 80, когда уже и ноги-то еле держат? На глаза попалась газета с рекламой пансионата. Под пансионатом, конечно же, подразумевался дом престарелых, но кто же так прямо вот напишет – предлагаем вам в обмен на вашу пенсию жить в нашем доме престарелых? Дочка Эдика, Наталья, позвонила в пансионат, узнала все условия. Пенсия у Александра Францевича была небольшой и ее могло не хватить – в пансионате условия приема были жесткие, а условия содержания чуть лучше, чем в остальных подобных заведениях. Решено было продать квартиру.  Александр Францевич и так не хотел оставаться в ней: слишком много напоминало о том, чего он лишился.  И так он спешил избавиться от квартиры, что не дождался пока дочка Эдика найдет проверенного маклера – позвонил по первому попавшемуся объявлению и, конечно же, нарвался на черных маклеров.
Так, за полтора месяца Александр Францевич лишился не только семьи, но и дома. Эдик предложил пожить у него, но это была временная мера – дочь Наталья заканчивала ремонт в своем доме и намеревалась забрать престарелого отца к себе.  Квартиру планировалось продать.  Наталья же и подкинула идею о том, чтобы сойтись с одинокой женщиной и помочь друг другу достойно дожить до конца.  Не сразу ей удалось донести свою мысль до Александра Францевича. Тот долго отказывался понимать,что так можно. Он так и спрашивал: «Нежто так можно, Наташа? Это же ведь постыдно».  Но жизнь диктовала свое.

Конечно, он никогда не учился с Ариадной Львовной в одной школе, он вообще ее не знал. Однажды Наталья принесла ему газету, в которой была заметка о кафе «А помнишь?», кафе, в котором собираются пожилые люди, чтобы поддержать друг друга, повспоминать молодость.
- Сходите туда, Александр Францевич! Это ведь недалеко от нас.  Может у них вообще есть какой-то фонд помощи или спонсоры, которые могут помочь.  
Эдик предложил сыграть в игру:
- Представь, что это игра. Что ты такой вот дамский угодник и ищешь кого бы охмурить. Ну хоть на старости лет позволь себе пошалить. Надо же думать, где тебе жить.

Вот так Александр Францевич и появился в кафе воспоминаний.  Он действительно играл роль галантного ухажера и решил начать сразу с владелицы кафе Ариадны Львовны.  Потом он узнал, что никакая она не владелица, а что-то вроде управляющей, но решил не отступать.  Ему важно было материальное состояние будущей супруги, так как его пенсия была слишком крохотной, чтобы быть основным доходом в пожилой семье.  Появление Ариэля разрушило все планы. Он видел, что Ариадна не благоволит к  Ариэлю, но испугался, что тот быстро поймет, что Александр никогда с ними не учился и вообще, никого не знает. Выселение из квартиры Эдика имело свой срок, поэтому рисковать было нельзя. И Александр Францевич переключился на Веронику Анатольевну. Он так вжился в роль ухажера, что уже и не помнил, что когда-то спрашивал Наталью «Нежто так можно, Наташа? Это же ведь постыдно».  А может и помнил, но придавливал совесть тяжелой крышкой действительности.

******************************

Говорят, ноябрь самый тяжелый месяц в году. Слякотная погода, хмурые серые дни без солнца, до Нового года с его кутерьмой и застольями еще далеко и в человеке просыпаются черные мысли.  И если ты работаешь, потом бежишь в магазин, потом домой приготовить ужин домочадцам, черные мысли отступают. Они выжидают момент, когда дел совсем не будет, когда будет время подумать.  У стариков дел почти нет, а времени очень много.
Ариадна Львовна уже неделю плохо себя чувствовала. Она приходила на кухню и не могла вспомнить, зачем пришла туда. Брала утюг, а потом с удивлением смотрела на него. Почему-то очень трудно стало ходить.  Бывали дни, когда Ариадна Львовна вообще не вставала с постели.


*******************************************

У старого кирпичного здания остановилась машина. Сидящая в ней девушка не спешила выходить, она рассматривала здание, приоткрыв окошко, словно пыталась отгадать, какой прием ее ждет. Наконец она решилась и резким движением открыла дверь. 
В холле было тускло: серые стены, два серых кресла для посетителей и белоснежный прилавок ресепшена. Постучав по стеклу посетительница отвлекла от чтения  любовного романа женщину средних лет. 
- Здравствуйте. Я... Мне позвонили... Словом, мне сообщили, что умерла моя бабушка и я приехала.
- Здравствуйте. Мне нужны ваши документы и документы, подтверждающие ваше родство.

В делом тоне секретаря было столько обыденности, что казалось она уже давно не удивляется тому, что родственники узнают о смерти члена семьи от сотрудников дома престарелых.
Девушка протянула документы. Повисла пауза. А что тут еще скажешь. Она ведь не навестить приехала, она приехала забрать вещи, да спросить, где могилка. 

- Да, она умерла две недели назад, - проверив наконец документы, нарушила молчание секретарь.  - У нас отмечено, что на момент ее поступления к нам, у нее были родственники. Сразу после констатации факта смерти, мы направили уведомление по адресу. Так как ответа не было, на четвертый день ее похоронили на нашем кладбище, это через парк по диагонали. Вещи у нас хранятся месяц, по истечении которого, если родственники не объявляются, они уничтожаются.

- Я, понимаете... Мы переехали в другую страну, а бабушка осталась тут. Потом она заболела, а взять к себе мы не смогли, мама приехала и устроила ее сюда, к вам. Мамы не стало год назад. Тогда же я продала квартиру и окончательно переехала к мужу зарубеж. Только недавно мне передали все письма, которые пришли на старый адрес. У бабушки была сестра, но они не общались и я не знаю, где она и что с ней. По ее адресу живут уже другие люди.


- Да-да, конечно, - рассеянно отозвалась женщина за стойкой, словно не впервой слышала оправдательные откровения от родственников, забывших свою престарелую родню. - Вот, номер 34, это номер участка, на котором могила вашей бабушки. Я сейчас отведу вас в архив, где хранятся ее вещи. Или, если хотите, могу вызвать Аглаю, нашу санитарку, она числится последней, за кем была закреплена ваша бабушка, они вроде даже приятельствовали.
- Да, хочу. Спасибо.
- Тогда присядьте, подождите.


Девушка опустилась в серое кресло. Бабушку свою она помнила очень смутно. Иногда мама привозила ее на старую квартиру и оставляла с бабушкой на целый день. Кажется, они что-то готовили вместе: маленькая Ира и строгая Ариадна Львовна. Булочки с маком, да, это были булочки с маком. И какое-то неуловимое ощущение трагедии витало в бабушкиной квартире. Ира спрашивала мать, но та только отмахивалаь, мол, бабушка сложный человек, не обращай внимания. А потом они переехали в другую страну и по праздникам стали приходить открытки. Текст почти не менялся: бабушка непременно желала внучке здоровья, успехов в учебе и благополучия. Со временем Ира привыкла к однообразным текстам и даже не заметила, что открытки перестали приходить. В век мобильных интернет технологий открытки казались чем-то устаревшим и даже ненужным. Она по привычке передавала через маму привет бабушке и спасибо за поздравление. 
И вот сейчас она приехала за бабушкиными вещами. Не то, чтобы она ожидала там какие-то ценности найти. По сути, Ира даже не знала, зачем она сюда приехала. Речи о перезахоронении и быть не может - вся семья уже давно живет в другой стране,  а отношения у Ариадны Львовны с семьей были натянутые, так что вряд ли кто-то будет приезжать на могилку. 


- Здравствуйте, вы Ира? - Ира подняла глаза. Перед ней стояла невысокая худенькая девушка. - я Аглая, я присматривала за вашей бабушкой. 
- Да, я Ира. - Ира протянула руку. - Здравствуйте.
- Ира, а что бы вы хотели? Мне передали, что вы хотите поговорить об Ариадне Львовне?
- Да. Понимаете, я почти не помню ее, я была маленькая, а потом мы уехали. 
- Понимаю. Хорошо. Пройдемте, я покажу вам ее комнату. Это в другом корпусе.

Второй корпус ничем не отличался от первого: те же серые стены, серые кресла, тусклое освещение. В коридоре было тихо, даже из комнат, мимо которых они проходили, не доносилось ни звука. 
- Сейчас все на занятии в парке, - уловив незаданный вопрос, сказала Аглая. - Знаете, как в школе детей выводят на прогулку, так и мы выгуливаем наших стариков. Ну вот, мы и пришли. 


Аглая толкнула дверь. Та была незаперта и, чуть поскрипывая, открылась. 
- Тут планировался ремонт, но пока с финансированием не очень. Так что комнату даже не разбирали, новичков здесь селить все равно не будут. Так что все осталось как было при вашей бабушке. Вы пока побудьте тут, я принесу из архива вещи.


Ира огляделась. Небольшая комната. Обои голубоватого оттенка. Бесхитростная мебель: кровать у стены, рядом тумбочка с лекарствами. Письменный стол у окна, небольшой телевизор на нем, и кресло. на стене над креслом следы от постера, скорее всего, календаря. Простая и понятная, но совершенно чужая обстановка. Ничего родного, даже отдаленно напоминающего, что здесь жил родной человек. Родной по крови, но такой далекий по духу и ощущениям.
Коробка, которую принесла Аглая, была совсем небольшой. Вот так жизнь человека может уместиться в одной маленькой картонной коробке с инициалами и номером, написанными маркером на крышке. 


Словно угадав, какие мысли промелькнули у Иры, Аглая подтвердила: 
- Ариадна Львовна иногда целые дни проводила, держа эту коробку, перебирая вырезки и фотографии. 

И правда, в коробке были фотографии, вырезки из газет, журналов, в основном, с фотографиями людей - репортажи, сообщения. На самом дне лежала небольшая медная заколка для волос с черной бусинкой. Приглядевшись, можно было понять, что когда-то бусинок было много, видно со временем отвалились. 

- Расскажите мне о ней, - попросила Ира.
- Я вам лучше раскажу об этих людях. Вот это, - Аглая взяла пожелтевшую вырезку из газеты, на фотографии был усатый военный, - это ее поклонник, Александр Францевич. Он приходил в кафе в то же время, что и Ариадна,  и как мог, ухаживал за Ариадной, но когда появился Ариэль, то Александр Францевич переключился на Веронику Анатольевну, подругу Ариадны.


-Вот это, - Аглая вытащила черно-белую фотографию красивого юноши, - и есть тот самый Ариэль, они вместе учились, она его любила, а  он женился на другой, но даже после свадьбы он присылал Ариадне букет черемухи, как раз в ее день рождения. Много позже он ее нашел и на этот раз ему хватило смелости признаться, что он до сих пор ее любит. Ариадна Львовна рассказывала, что это было очень романтично, но поздно. Это Ника, Вероника Анатольевна - подруга вашей бабушки. Они дружили со школы и до самого конца. А это – Евгений Карлович, один из завсегдатаев.


- Аглая, извините, у меня голова кругом. Но эти люди на фотографих в газетных вырезках... Тут же везде разное время. И люди разные. Они, что, все знали бабушку? И когда все это было? И какое кафе вы все время упоминаете?

Аглая помолчала, потом тихо произнесла:
- Ариадна Львовна считала, что руководит кафе для престарелых. Такое кафе воспоминаний. А все эти люди... Я уверена, что они существовали только в ее воображении. То есть, они, конечно, реальные, но она с ними незнакома. Это воображаемое кафе было ее отдушиной. Стоило только мне зайти в комнату, она принималась рассказывать мне о том, что она никак не может вспомнить Александра Францевича, что Ника снова забыла, как зовут ее внучку. Как-то я нашла у нее журнал с изрезанными страницами. В тот день в кафе воспоминаний появился новый посетитель, Ариэль. Ариадна Львовна рассказывала обо всех так подробно, что мне казалось, что это все действительно было в реальности. Только о себе ничего не говорила. Я больше знаю об этих людях, чем о ней самой. Она была неуловимой, как-то я ее спросила, не пишет ли ей кто-то из родственников, а она ответила, что никто не пишет  и тут же стала рассказывать смешную историю из жизни Ники.В последние пару месяцев память ее стала подводить, она путала Александра с Евгением и почему-то считала Нику своей сестрой, которую она потеряла в детстве.

Ира поднялась. В комнате вдруг стало нестерпимо душно.
- Ира, вам плохо? - от глаз санитарки не укрылась то, как побледнела Ира.
- Нет, все в порядке. Просто душно. Можно открыть окно?
- Сейчас попробую, помню, тут ручка не поддавалась. Если хотите, пройдем в парк.
- Нет, я... можно я побуду здесь? 
- Конечно. Я могу вас оставить? С вами все в порядке?
- Да-да, идите. Я подойду на ресепшн потом. 
Аглая вышла. Ира разложила на письменном столе фотографии и газетные вырезки. Герои репортажей и статей даже не подозревали, что в рассказах Ариадны Львовны прожили вторую жизнь. 
- Да, - произнесла Ира, обращаясь к ним. - Кафе воспоминаний. Для тех, кто вдруг оказался ненужным, забытым. Для тех, кто хочет поделиться воспоминаниями и, может быть, обрести едимномышленников. 

Они ведь с мужем уже думали открыть кафе-булочную. Но зачем открывать очередную булочную, если можно открыть  кафе воспоминаний? И назвать кафе именно так. Не Ариадной, нет. Именно - Кафе «А помнишь?». Может быть когда-то там появится своя Ариадна Львовна. 
Идя через парк, к автомобильной парковке, Ира крепко держала небольшую картонную коробку, словно там было самое ценное. Внезапно она остановилась. Посмотрела в сторону кладбища, вспомнив, что не зашла на могилку. 
- Не сейчас, когда все будет готово, - прошептала Ира. И уже громче: - Я вернусь, бабушка! Я приеду! 

Конец.

Чтобы добавить комментарий, нужно активизироваться Регистрируйся
Маргарита Мамин Клуб 14. Сентябрь 2018 11:36 oksanaozh

Кстати, да, точно... я когда читала, так и представляла себе этих старичков, а в конце - грустный осенний колорит приезда этой девушки. Закат всего ... она идёт в обнимку с коробкой, тоскливо, печально. Виднеется кладбище, а она и не зашла. Прошептала что-то...

Svetlanika 14. Сентябрь 2018 00:17 oksanaozh

Спасибо! :)
Я этот рассказ в пьесу сейчас переделываю :)

oksanaozh 13. Сентябрь 2018 22:18

Очень трогательно, окончание опять такое неожиданное, очень здорово! Прям кино можно снимать!!! Спасибо!!!

Svetlanika 13. Сентябрь 2018 19:45 Анэт

:D:D Повеселили :)))))

Анэт 13. Сентябрь 2018 19:22 Svetlanika

Все ясно(emo)

Svetlanika 13. Сентябрь 2018 15:52 Анэт

Хм.... Может это вы так выбираете? :)
Здесь выложено 10 моих рассказов, со смертью связан лишь один. Мрачными можно назвать 2-3. Из 10. Статистика наглядная вроде :)
Так что это вопрос к вам - почему вы замечаете меньшинство? :)))

Svetlanika 13. Сентябрь 2018 15:51 lisalenka

Спасибо!
Давно идея сидела. Вот только в этом году удалось написать :)

Анэт 13. Сентябрь 2018 15:47

Что то все истрии у вас какие то мрачные...Смерть кругом. Бррр! Прям впору поставить вам онлайн диагноз :DROFL П.С. Третью часть не читала еще,но осуждаю:D П.П.С Если что шучу! ;)

lisalenka 13. Сентябрь 2018 11:57

Spasibo...
Ne ozidala takoj koncovki

lisalenka 13. Сентябрь 2018 11:57

;(;(;(