Рассказ. Лемуан, тайну хранящий. Часть первая

Svetlanika
Svetlanika 11. Октябрь 2018 09:31
173

- На этом заседание наше окончено. Спасибо всем за внимание.
Присутствующие в зале зашумели - им было что обсудить, ведь новости оказалась поистине шокирующими.
- Как же так, три года назад нам обещали дополнительное финансирование на реконструкцию.
- Ну что, коллеги, с прискорбием вынужден сообщить вам, что если руководство не предпримет радикальных мер, то сад погибнет раньше, чем наступит следующий сезон.
- Неужели все так и останется? Хорошо, старый Карлис этого не слышал. Он бы не стерпел.
- Боже мой, а мы ведь отправили эстонским коллегам заказ на азалии. А все потому, что нам обещали для них целую оранжерею отдать.

Кристина осторожно пробиралась между спорящими учеными - сюда ее пустила милейшая Анна Викторовна, заведующая отделом декоративных растений, и Кристина не хотела чтобы ее присутствие обнаружилось - простой практикантке не место на внутреннем заседании работников Ботанического сада. Выбравшись на крыльцо, Кристина вздохнула и потянулась - три часа на неудобном табурете отозвались мягким похрустыванием суставов. Она глянула на часы - что ж, время обеденное, пора бы и перекусить. Полчасика у нее в запасе есть - вряд ли коллеги разойдутся после собрания, пока не обсудят все мыслимые и немыслимые последствия услышанных новостей.
Значит можно успеть пообедать в кафе через дорогу, а то надоело сидеть на бутербродах, вечно времени не хватает, чтобы нормально поесть.
В кафе очереди не оказалось и меньше чем через десять минут Кристине подали творожные блинчики и компот.

Поглядывая в окно и с удовольствием уминая нехитрый обед, она вспоминала как впервые оказалась в Ботаническом саду еще маленькой пухленькой девочкой и как не хотела оттуда уходить, теребя маму за рукав:
- Мам, когда я вырасту, я хочу работать тут. Здесь так красиво и всегда среди цветов.
Мама смеялась и предлагала ей работу продавца в цветочном киоске, на что Кристина, подумав и тряхнув светло-русыми кудряшками, серьезно ответила:
- Нет, только тут. Тут цветы живые, а в магазине они мертвые.
Прошло немного времени и кудряшки уступили место короткой стрижке, детская пухлость сменилась стройным девичьим станом, а детская мечта, вырастая, превратилась в пятерки по ботанике, частые прогулки по Ботаническому саду, покупку энциклопедий растений. В одиннадцатом классе, когда учителя настоятельно советовали начинать думать о выборе вуза, Кристина уже знала, что будет поступать на биофак университета, на кафедру ботаники и экологии. Родители, узнав о решении, сильно расстроились: дочь выбрала не престижный экономический или юридический факультет, а совершенно невыгодную и глухую профессию ботаника.
- А вдруг не потянешь, а? Вдруг все окажется намного сложнее, чем ты думала? – сокрушалась мама. – Одно дело энциклопедии читать и совсем другое в университете пять лет учиться. А потом что? Где работать? Может еще подумаешь, доча?
- Мам, ну что тут думать? Ты знаешь, как мне интересны растения, цветы. Не хочу я ни чем больше заниматься.

В спорах прошел одиннадцатый класс и половина двенадцатого. К тому времени количество бюджетных мест в университете сократили в связи с кризисом, оставив всего шесть мест на факультет (по одному на каждую кафедру). Ходили слухи, что и эти места уже заняты – блат никто и никогда не отменял. Как известно, помогать нужно бесталанным, талант пробьется сам. И если студент хочет изучать биологию больше всего на свете, то за ценой он не постоит. Так что, несмотря на отличные знания, Кристине светило платное место. Решив взять комиссию измором, а также запастись рекомендациями, она решила поступать в университет на следующий год. А пока пойти на курсы ландшафтного дизайна и попытаться устроиться практиканткой в какое-либо садовое хозяйство. Если уж и с такими исходными данными бюджетное место ей будет заказано, придется брать банковский кредит на оплату учебы. С курсами дизайна ей повезло – преподавательница теории садоводства оказалось бывшим лектором университетской кафедры экологии и работником Ботанического сада с двадцатилетним стажем. Она сразу отметила прилежную ученицу, больше ориентированную на науку, чем на статус прибыльной профессии ландшафтного дизайнера. И, по окончании курсов, узнав, что Кристина ищет место практики с прицелом на поступление в вуз, сделала девушке шикарное предложение – попрактиковаться в Ботаническом саду, в отделе цветочно-декоративных растений, коим заведует ее бывшая ученица Анна Викторовна.

Практика в отделе декоративных растений Ботанического сада! Это не просто шикарное предложение, это попадание в яблочко! Ведь назначение этого отдела не только научное, но и образовательное, поскольку на цветочно-декоративных растениях студенты биофака знакомятся с морфологическими и биологическими особенностями растений. Именно здесь организуются практические занятия по сбору раздаточного и демонстрационного материала и заготовки его для тем, изучаемых в зимнее время по программе «Введение в цветоводство»! И путь только кто-то потом возразит против такого блата!

За четыре месяца практики Кристина успела узнать многое не только о декоративных растениях, благодаря своему обаянию и глубокому интересу, она смогла расположить к себе хмурого руководителя отдела тепличных растений и половину времени проводила в душных теплицах, исполняя порой роль обычного посыльного. Но обижаться она и не думала – главное иметь доступ к таинствам селекции, анализов и наблюдений.
А неделю назад Анна Викторовна шепнула ей, чтобы за свое поступление на бюджетное место университета Кристина не волновалась – заместитель директора обещала посодействовать. Кристина сияла – все складывалась просто замечательно! Учебную практику она, конечно, будет проходить в ее любимом Ботаническом.
От мечтаний ее оторвал телефонный звонок – Анна Викторовна беспокоилась сможет ли Кристина помочь ей в составлении плана подготовки к летней тематической выставке. А еще нужно осмотреть пионы – один из кустов древовидного растения стал капризничать и подавать признаки угасания. Кристина допила компот и помчалась к невысокому зданию, где размещался отдел цветочно-декоративных растений.

Рисуя разметку для выставочной клумбы, Кристина спросила:
- Анна Викторовна, насколько я поняла, государственных дотаций нет и не предвидится. А как же университет? Он же спонсирует что-то?
- Спонсирует громко сказано, - отозвалась Анна Викторовна. – Выделяют крохи и то только потому, чтобы студентам было где брать материал, да практику проходить. Основной площадкой для университетского факультета стал районный сад, там ведь места побольше, есть где развернуться. А мы их интересуем постольку поскольку в районном нет цветочно-декоративного отдела. Так что спонсируют по остаточному принципу.
- Значит, все эти планы реконструкции, что висят на первом этаже – это мечты, без надежды на реальность?
- Пока да. Кто знает, что дальше будет.
- Анна Викторовна..
- Что?
- У меня вопрос такой, - помялась Кристина. – Необычный.
- Ну задавай свой необычный вопрос.
- Я когда с заседания уходила, краем уха слышала, как кто-то сказал: «хорошо, что старый Карлис этого не слышал. Он бы не стерпел». Кто этот старый Карлис?
- А ты что, до сих пор не знаешь? – удивилась Анна Викторовна.
- Нет. Я впервые услышала это имя сегодня.
- Старый Карлис – это Карлис Зунде, бывший наш директор. Настоящий хозяин Ботанического сада. Он был директором пятнадцать лет, а до этого лет десять замом при предыдущем директоре. У него был талант находить оптимальные условия для селекции. Несколько его сортов гладиолусов занимали первые места на союзных выставках.
- Он еще жив?
- Жив, конечно. Да ты его наверняка видела. Помнишь, где-то месяц назад мы с тобой засиделись допоздна над инвентаризцией нашего хозяйства? К нам еще старичок заглянул?
- Помню-помню. Он еще назвал меня юной натуралисткой.
- Вот это и был Старый Карлис.
- Это был он? – от удивления листы ватмана выпали из рук Кристины. – Я думала, это сторож.
- А он и сторож тоже.
- Ой, как неудобно, - покраснела Кристина. – Я на него тогда и внимания не обратила. Сколько ж ему лет-то? И почему он сторож?
- А сколько есть – все его. Погоди, два года назад юбилей был. 85 стукнуло. Значит, 87 сейчас. Выпало на долю старика, конечно. Родной сын выгнал из дома, внуки даже с дедом незнакомы.
- А почему выгнал?
- Так кто ж знает. Только пришел он однажды к нашему теперешнему директору – Илмару и попросился жить на территории, ну и бесплатным сторожем заодно. Пенсия у него, конечно, маленькая, но на жизнь хватает, а ставка сторожа у нас разделена со ставкой кассира. Вот он и попросил, чтобы кассиру отдали полную ставку, а он на пенсию будет жить. Здесь же раньше усадьба какая-то была, до войны еще. Так дом один жилой и остался. Сделали из него сторожку, забрав почти все помещения под хранилище хозяйственной утвари – горшков, рассадочных решеток, оставив жилыми только пару комнат. Так, душа моя, давай-ка мне свои рисунки, просмотрю еще раз. Завтра с утреца отнесу заму, если одобрит, тогда работы будет непочатый край. К тому же камни для клумбы как раз завтра привезут. А ты пока аккуратно посмотри Лемуана* – обрати внимание на почву, не застоялась ли вода.

Кристина неспеша пошла к пионовому саду, полюбовавшись по дороге пышным цветением рододендронов – еще неделю назад на кустах были только бутоны, а сегодня рододендрарий просто полыхает буйством красок – алые, белые, сиреневые, ярко-розовые и нежно-желтые цветки раскрылись навстречу майскому солнцу.
А вот и пионовый сад. Прошлым летом здесь появились новоселы – несколько кустов японской группы и два куста гибрида Лемуана, один из которых вдруг закапризничал.
Аккуратно разгребая почву, стараясь добраться до дренажа, Кристина все еще думала о старом директоре Ботанического сада. Надо же как сложилась судьба – всю жизнь отдал ботанике и коротает жизнь в том самом саду, где директорствовал столько лет. Размышления были прерваны тактильными ощущениями – рука Кристины наткнулась на целлофан. Откуда тут целлофан? Неужели пленку кто-то в дренаж положил? Тогда неудивительно, что пион не растет.

Осторожно подкапывая грунт, Кристина ощутила в своей руке что-то похожее на целлофановый кокон. Миллиметр за миллиметром она вытаскивала руку со свертком. Наконец ей удалось это сделать, почти не задев корни. Тщательно поправив дренаж и грунт, девушка взглянула на сверток. Это был туго скрученный целлофановый пакет, края которого были проклеены скотчем.
Кто-то положил сверток под куст пиона. Положил, спрятал? Кто? Зачем? Кристина смотрела на свою находку, словно ожидала от нее объяснений. Само по себе происшествие можно было отнести к обычным – недавно, разрабатывая участок для второго пруда, рабочие нашли осколки кувшина. Вызванные археологи сообщили, что никакой исторической ценности осколки не представляют, датировали их серединой двадцатого века и уехали. Но сегодняшняя находка была необычна тем, что ее кто-то специально спрятал. И спрятал не раньше прошлого августа - ведь именно тогда сажали новые кусты пионов.
Кристина вытащила нож – сейчас посмотрим, что скрывает так плотно заклеенная упаковка. Надрезав слой скотча по периметру, она с легкостью стала разворачивать слои целлофана и не успела подхватить падающие карточки. На землю упали черно-белые фотографии.
- Кристина! Тебя Анна Викторовна ищет. – раздался голос со стороны здания.

Нагнувшись, девушка не глядя собрала фотографии и побежала к своему куратору. Анну Викторовну Кристина слушала вполуха, все ее мысли были заняты найденными фотографиями. Сказать или не сказать?
- Кристина, ау! – Девушка подняла глаза. Анна Викторовна смотрела на нее, явно ожидая ответа.
- Ой, простите, Анна Викторовна, я задумалась.
- Сможешь, говорю, завтра быть к восьми утра тут?
- Да-да, я ж свободная птица. А что будет в восемь утра?
- Камни привезут для клумбы, птица ты моя.
- Буду, обязательно буду, Анна Викторовна.
- Вот и хорошо. Скажешь им, чтобы половину сгрузили поближе к месту клумбы, а остальные – к сараю пусть отнесут. Я завтра к десяти приеду.
- Поняла.
- Ну все тогда, на сегодня свободна. Да, а что там с Лемуаном?
- Не знаю. Анна Викторовна. Я проверила – воды в дренаже нет, корневая система в порядке.
- Странно. Ладно, завтра посмотрю сама. До завтра, душа моя. Кстати, пойдешь через вестибюль, глянь на стенд со снимками, там Старого Карлиса и найдешь.
- Хорошо. До завтра, Анна Викторовна!

Снимки, о которых говорила Анна Викторовна, она нашла сразу. Карлис Зунде был гордостью Ботанического сада. Именно он добился расширения площади, забрав под сад заброшенные участки земли. Благодаря его таланту рижский Ботанический сад завел, как сейчас модно говорить, деловые знакомства с самыми именитыми селекционными хозяйствами Союза. Выглядел он как обычный партийный функционер, какими их изображали во всех книгах, что Кристина читала – в пиджаке, лысоватый и в огромных квадратных очках. А вот и фотографии, где он помоложе – очки в круглой оправе, короткая стрижка и взгляд настоящего ученого – немного отрешенный, словно смотрит сквозь фотографа куда-то вдаль.

Кристина вышла за ворота сада и осмотрелась. Недалеко виднелся жилой массив, там наверняка отыщется детская площадка и скамейка. Можно будет сесть и посмотреть наконец фотографии. Кто же все-таки засунул сверток под куст? Допоздна в саду оставались многие сотрудники: кто увлекался своими подопечными в теплицах, кто заполнял журналы наблюдений за опытными образцами, кто писал отчеты. Плюс технические работники – уборщица, электрик (он же подсобник). В прошлом году обновляли ограду, значит еще и строители были. Надо еще учесть и то, что засунуть сверток можно было и днем – мало кто обратит внимание на сотрудника, поправляющего землю. Кстати, посетители тоже имели возможность спрятать что-то под пионом. Другой вопрос – зачем. И еще – если это был посетитель, то он сильно рисковал, что его сверток найдет кто-то из работников. Это ж надо было знать, что недавно посаженные кусты до весны трогать никто не будет – зимой так вообще лапником укроют от морозов. Нет, посетителям рискованно, на подозрении остаются сотрудники.

Размышляя таким образом, она дошла до первого дворика среди многоэтажек. Хорошо, что никого нет во дворе – солнце ушло на другую сторону и вся малышня с родителями резвилась там.
Кристина села на скамейку, оглянулась по сторонам и, убедившись, что вокруг ни души, вытащила из сумки найденные фотографии. Всего их оказалось шесть и были они однотипными. Потертые карточки, даже не черно-белые, а, скорее серого и светло-серого оттенка. На трех фотографиях компания трех мужчин в военной форме, снятая с разных ракурсов, два одинаковых портрета и изображение мужчины рядом со старой машиной. На обороте на первый взгляд никаких надписей не было, но, присмотревшись, Кристина увидела затертое пятно, словно кто-то усиленно стирал написанное. Разобрать контуры надписи было невозможно и она вновь стала рассматривать кадры. Оказалось, что мужчина возле машины был изображен также и на портретах. и он же был одним из веселой троицы на трех других фотографиях. Да и мужчиной его было сложно назвать – вот парнем – да. Молодым парнем в форме. Чем-то даже напоминал Старого Карлиса, только гораздо симпатичнее и моложе, чем бывший директор Ботанического сада.

- Получается, что он и есть владелец этих фотографий, - тихо сказала Кристина. – Или кто-то спрятал военные фотографии своего родственника? Знакомого?

Она снова вгляделась в карточки. Что-то было не так на них. Может улыбка на лице первого из компании? Или смущенный взгляд второго? А третий так и вовсе в объектив не смотрел. Ну и что? Мало ли как снимали – может случайно отвернулся, или фотограф не предупредил, что уже снимает. Тогда что непривычно на фотографиях?
Кристина уже час сидела во дворе, всматриваясь в фотографии и пытаясь уловить то, что смутило ее в изображениях при самом первом взгляде на них. Спохватилась она только тогда, когда поняла, что уже второй раз слышит знакомый звук. Телефон!
Это мама интересовалась, куда запропастилась ее, увлеченная растениями, дочь.
- Да, мам. Скоро буду, надо было задержаться, - выпалила Кристина на одном дыхании.
Она еще посмотрит эти фотографии дома. Может тогда поймет, что там не так.

Дома за ужином ее ждала очередная порция причитаний мамы, смешанных с просьбами еще раз подумать над выбором вуза. Ну что такое эти тычинки и пестики! Ну несерьезно же! А сегодня как раз забегала Ирина, молодец, девочка – на юриста пошла!
Кристина слушала и не слышала. Она давно научилась этой тактике – вроде и хмыкнуть успеваешь в тон разговора, но и в содержание не углубляешься. Пока она не поступит и не сдаст первую сессию – такие разговоры будут продолжаться. Хорошо хоть без истерик обходится. Вон как у Сережки, родители три дня орали, когда узнали о намерениях ее одноклассника и соседа по лестничной клетке пойти в кулинарный. Что они понимают! У Сережки талант поварской – он любое блюдо в кафе на составляющие раскладывал! Официантов в тупик вопросами ставил. А родители все тоже – юридический, экономический. Серега даже из дома ушел. Поболтался пару дней у приятеля, потом домой вернулся и такой праздничный обед закатил в честь бабушкиного юбилея, что семья оттаяла. Но только до вступительных экзаменов, а когда он поступил, опять орать стали. Уже от безысходности.

Сережка. Вот кто поможет ей понять фотографии. Надо его вечером выловить в скайпе и договориться о встрече, например завтра, а то ее закадычный друг девушкой обзавелся и старых друзей забросил совсем.
Захватив с кухни чай и печенье, Кристина тихонько прошла через гостиную. Родители сидели в ожидании фильма – сегодня должны были показывать первую серию «Семнадцати мгновений весны» в цветном варианте. Ох, как бушевал папа, когда прочитал о раскраске фильма. «Безобразие, - шумел он. – Этот фильм снимался в черно-бело варианте, что они там еще выдумали!». Мама, как истинный дипломат, уговаривала: «Ну давай хоть одну серию посмотрим. Не понравится – переключим».
Папа сдался, но пульт оставил при себе. Кристина сериал смотрела урывками – он казался ей слишком длинным. Правда некоторые серии ей нравились – особенно, когда появлялась Кэт.
Сергея в скайпе не было, Кристина отправила ему сообщение на мейл. И, в ожидании ответа, снова стала разглядывать фотографии. Перебрала все варианты, но так и не нашла ответа на вопрос: «Что тут не так». Ждать письма от Сергея становилось все труднее. Кристина ерзала на стуле, ежеминутно обновляя почтовый ящик, а ответа все не было. Нет, так невозможно. Лучше позвонить. Пусть он с девушкой, пусть уже поздний вечер, но ждать больше не было сил.
Вспомнив, что телефон остался в сумке, а сумку она бросила в прихожей, Кристина тихонько вышла из комнаты, на цыпочках пересекла гостиную (на экране показывали рейхсканцелярию и папа заворчал, что-то по поводу слишком ярких красок). С сумкой в руках, также на цыпочках, Кристина шла обратно. Ее взгляд упал на экран телевизора. И тут она поняла. Поняла, что в фотографиях было не так. Форма. Мужчины на фотографиях были в немецкой военной форме.

Окончание следует.

Чтобы добавить комментарий, нужно активизироваться Регистрируйся
Маргарита Мамин Клуб 12. Октябрь 2018 10:53

Он скрывал фашистское прошлое?!?! :X

oksanaozh 11. Октябрь 2018 22:41

Я очень заинтригована! Супер! Спасибо!